Расширение армянско-иранского сотрудничества

В начале мая 2021 г. премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Ирана Ибрагим Раиси обсудили в Тегеране направления расширения сотрудничества. Как отметил иранский лидер, Тегеран придает большое значение развитию отношений в политической, экономической и гуманитарной сферах с Арменией. В свою очередь, Пашинян, поприветствовав интерес Ирана к строительству трассы «Север – Юг», коснулся также хода строительства ЛЭП Иран-Армения, являющейся, как известно, частью проекта международного электроэнергетического коридора «Север – Юг», призванного обеспечить перетоки между Ираном, Арменией, Грузией и Россией. ЛЭП Иран – Армения представляется важной также в связи с нацеленностью сторон на расширение взаимных поставок в рамках бартерной сделки «газ в обмен на электроэнергию».

Обращаясь к поставкам электроэнергии из Армении в Иран, заметим, что, учитывая возрастающий электроэнергетический дефицит в исламской республике, направление это может стать базовым в армяно-иранской экономической повестке. Обострение дефицита проявляется особенно в последние месяцы. Связано это в основном с развитием майнинга криптовалют, представляющего собой достаточно энергоемкий процесс. Достаточно отметить, что на производство таких криптовалют, как биктоин или эфириум в год затрачивается больше электроэнергии, чем за то же время потребляют, например, Молдова, Киргизия или Шри Ланка. В результате увеличивающегося дефицита уже в июле текущего года иранские власти были вынуждены пойти на весьма крайние меры с целью сокращение потребления электроэнергии в стране. Среди таких мер (помимо сворачивания майнинговых ферм) – ограничение поставок на промышленные объекты, сокращение времени работы банков и деловых центров и пр.

Сложившаяся ситуация в целом формирует весьма благоприятную ситуацию для активизации армянского экспорта в иранском направлении, который хоть и выделяется стабильными объемами (до 1,5 млрд кВт⋅ч в год), тем не менее, его наращивание – стратегический вызов для Армении. Однако, судя по текущим данным, за последние месяцы экспорт электроэнергии из Армении в Иран сохраняет былую динамику. Причин тому несколько. Выделим две, наиболее важные из них.

Во-первых, строительство указанной выше 3-й высоковольтной ЛЭП Иран-Армения осуществляется непозволительно медленными темпами (сдача линии планировалась зимой 2019-2020 гг.). Тогда как, буду проектом, призванным увеличить взаимные перетоки между странами с 300 до 1400 МВт, ЛЭП могла бы существенно повысить уровень энергетической интеграции Армении с закреплением ее позиций на иранском рынке. Положительный мультипликативный эффект такого расклада на внутреннюю тарифную политику в Армении не заставил бы себя долго ждать. Каковы же причины отставания от графика работ? Прежде всего, отмечается пандемия коронавируса, а также 44-дневная война в Арцахе, во многом парализовавшие осуществление работ на объекте.

Сегодня армянская сторона заявляет о новом дедлайне – 2022 г. Тогда как очевидно, что в условиях изо дня в день возрастающей конкуренции за иранский электроэнергетический рынок подобное промедление создает дополнительные риски. Впрочем, точно так же проблематично и откладывание строительства новой ЛЭП с Грузией, также рассматриваемой в рамках коридора «Север – Юг».

Во-вторых, ключевым поставщиком электроэнергии на иранский рынок продолжает оставаться Туркменистан, нацеленный на развитие собственных генерирующих мощностей и многостороннюю активизацию экспорта. При этом Туркменистан выделяется очевидным преимуществом – низкой себестоимостью электроэнергии, обеспечиваемой газотурбинным путем. Также, после 2018 г., о своих претензиях на закрепление позиций на иранском рынке заявляет также Азербайджан. Поставки электроэнергии из Азербайджана в Иран в первые шесть месяцев 2021 г. составили более 150 млн кВт.ч – показатель, конечно, весьма скромный, однако с учетом наращивания мощностей и открыто заявляемой новой экспортной стратегии активизация Баку на иранском рынке, в том числе посредством синхронизации электроэнергетических систем по линии Иран-Азербайджан-Россия представляется вполне реальной.

В таких сложных конкурентных условиях Армении приходится достаточно сложно, учитывая поствоенный шок, кризис в экономике и, в частности, проблемы в энергетической сфере. В связи с медленными темпами строительства ЛЭП Иран-Армения остановлена эксплуатация одного из ключевых энергетических объектов республики – 5-ого энергоблока Разданской ТЭС (владелец – ЗАО «Газпром Армения»), в основе бизнес-модели которого изначально была заложена экспортная составляющая.

Таким образом, создается ситуация, которой Армения шаг за шагом ослабляет свои позиции на внешних электроэнергетических рынках, постепенно увеличивая  долю импортируемой электроэнергии в национальной энергетическом балансе. Так, за январь-июнь 2021 г. импорт Армения увеличила импорт электроэнергии из Грузии в 1,8 раз – до 108,2 млн кВт⋅ч.

Маркаров Александр,

д.п.н., проф., профессор Ереванского государственного университета, директор Ереванского филиала Института СНГ

Давтян Ваге,

д.п.н., доцент Российско-Армянского университета, президент НКО «Институт энергетической безопасности»