Критика и одобрение: российские, американские и немецкие медиа и эксперты о договорённости США и ФРГ по «Северному потоку – 2»

США и ФРГ смогли достигнуть договорённости по «Северному потоку – 2». Совместное заявление Государственного департамента США и министерства иностранных дел ФРГ было опубликовано 21 июля – вскоре после визита федерального канцлера А. Меркель в Вашингтон и её встречи с президентом Д. Байденом. В нём обозначается номинальный отказ США от давления на проект и, вместе с тем, дальнейшие меры по обеспечению энергетической безопасности Украины, в первую очередь со стороны ФРГ (сохранение объёмов транзита российских энергоресурсов через Украину, поддержка продления транзитного соглашения в 2024 г., финансирование реформ украинского сектора энергетики)[i].

Российская медиа- и экспертная среда в основном отреагировала на американо-немецкое заявление «сдержанно-позитивно»: в качестве одних из ключевых положений можно назвать следующие:

  • роль Германии в продвижении данного проекта и её влияние на конечное решение США;
  • влияние немецких бизнес-кругов, заинтересованных в реализации «Северного потока – 2», внутри самой ФРГ [Сделка США и Германии…,2021][ii];
  • неуверенность США в необходимости дальнейшей борьбы с почти реализованным проектом [Постникова, 2021][iii].

Подобный шаг немецкой стороны зачастую воспринимается в РФ как успех российской энергетической политики. Вместе с тем только малая часть российской новостной повестки и аналитики обратила внимание на сохранение значительных рисков для «Северного потока – 2» в частности и позиций РФ в целом[iv]. На стадии запуска проекта остаётся необходимость пройти процесс сертификации газопровода и удовлетворение всего проекта условиям Третьего энергетического пакета ЕС. В ходе его дальнейшей эксплуатации сохраняется прямая зависимость от продолжения транзита через территорию Украины. Наконец нельзя не учитывать и фактор развития европейской (и конкретно немецкой) «зелёной энергетики» и следующего за ним снижения цен на газ в европейских странах.

В это же время реакцию в США можно условно разделить на два направления:

  • «критическое» (более распространённое), которое преимущественно выражается в постановке акцента на усиление позиций РФ в энергетической сфере Европы и возложение ответственности за это на нынешнее американское руководство и, в чуть меньшей степени, на ФРГ[v];
  • «нейтрально-положительное» (менее распространённое), которое рассматривает договорённости как первый шаг по налаживанию американо-немецких отношений после президентства Д. Трампа[vi].

В качестве выявления причин подобного соглашения американская реакция сильно схожа с российской: активное стремление ФРГ достроить газопровод (так как в реализации проекта крайне заинтересованы многие немецкие компании, которые понесут огромные убытки в случае его приостановки или сворачивания) и де-факто признание неудач США по противодействию строительству «Северного потока – 2».

В свою очередь в части материалов также обращается внимание, что большую часть поддержки Украине должна оказать именно немецкая сторона, в т.ч. в рамках финансирования реформ энергетического сектора.

Также стоит отметить рассмотрение различных сценариев дальнейшего развития ситуации вокруг «Северного потока – 2» как с американской, так и с немецкой сторон, но не с позиций РФ, которые почти во всех материалах в том или ином виде обозначаются как выигрышные.

Позиция немецкой стороны в этом отношении можно схожим образом разделить на два направления, но со своими особенностями. В случае «критического» взгляда, помимо усиления позиций РФ в Европе, также имеет место недовольство с позиций экологической повестки и «зелёной энергетики»[vii]. В случае «нейтрально-положительной» реакции можно скорее говорить о подходе «от противного» — завершение проекта в данном варианте рассматривается как показательный шаг против политики американской стороны по вмешательству в отношения ФРГ с другими акторами[viii].

В отличие от США, медиа- и экспертная среда в ФРГ пока слабо освещает вопрос взаимосвязанности «Северного потока – 2» и транзита российских энергоресурсов по территории Украины и теоретических последствий от провала пролонгации российско-украинского соглашения 2020 г. Акцент прежде всего делается на общей поддержке реформирования украинского энергетического сектора, что вызывает некоторое удивление в силу принятых немецкой стороной согласно совместному с США заявлению обязательств в этом отношении.

В общем можно отметить несколько интересных моментов. Во-первых, аналитика ни одной из вышеприведённых стран не обращает внимания на достаточно быстрый (и, тем самым, странный) отход США от своих прежних позиций. Его вряд ли можно свести только к финальному этапу строительства «Северного потока – 2», т.к. ранее это не останавливало американскую администрацию от применения разного рода санкций по отношению к проекту. Нельзя переоценивать и влияние ФРГ, видение которой серьёзно отличается от взгляда США, что подчёркивалось обеими сторонами даже после совместного заявления. Даже смена американского руководства после выборов обычно влияет скорее на применяемые методы и инструменты, но не на общее направление американской политики.

Во-вторых, в немецких материалах хоть и вскользь, но обозначится мысль о том, что ФРГ заинтересована в поставках газа по «Северному потоку – 2» ровно до момента окончательного перехода на альтернативные источники как основу своей энергетики (что уже достигнуто на уровне отдельных федеральных земель). Развивая эту мысль, единственной заинтересованной в проекте (а то и зависимой от него) страной после этого останется РФ, что очень сильно ослабит её позиции в Европе.

Наконец, в-третьих, российская, американская и немецкая аналитика не обращает внимание на то, что «Северный поток – 2» не только был заложником вопроса сохранения украинского транзита ещё на стадии согласования проекта между РФ и ФРГ и заключения прошлогоднего соглашения с Украиной, но и продолжает им быть по сей день. В этом смысле данный проект (в нынешнем его виде) с точки зрения геополитики невыгоден для российской стороны, поскольку ставит её в зависимой положение перед ФРГ и США в плане дальнейшей судьбы газопровода. Кроме того, СП – 2 вынуждает РФ обеспечивать экономическую стабильность открыто враждебного государства, в то время как любые изменения в украинском транзите (будь это его полное прекращение, ограничение или перенаправление мощностей) могут быть использованы как предлог для введения мер против «Северного потока – 2» – того самого проекта, который изначально позиционировался как возможность избежать шантажа в плане обеспечения энергетических поставок в Европу.

ВЫШЕГОРОДЦЕВ Даниил,

научный сотрудник отдела экономических исследований Института стран СНГ

[i] Forrest B., 2021. U.S. Reaches Deal With Germany Over Russian Nord Stream 2 Pipeline // https://www.wsj.com/articles/u-s-reaches-deal-with-germany-over-russian-nord-stream-2-pipeline-11626894824, дата обращения 27.07.2021.

[ii] Ткачев И., Пудовкин Е., Бурмистрова С., 2021. Сделка США и Германии по «Северному потоку – 2». Что важно знать // https://www.rbc.ru/economics/22/07/2021/60f84ff09a79470260a155fc, дата обращения 27.07.2021.

[iii] Постникова Е., 2021. Сделке время: в чем суть соглашения Германии и США по СП – 2. И почему Вашингтон отказался от давления на проект // https://iz.ru/1196420/ekaterina-postnikova/sdelke-vremia-v-chem-sut-soglasheniia-germanii-i-ssha-o-sp-2, дата обращения 27.07.2021.

[iv] За спиной России. Эксперт о сделке США и ФРГ по «Северному потоку – 2» // https://inforos.ru/ru/?module=news&action=view&id=129459, дата обращения 27.07.2021.

[v] Temnycky M., 2021. The Security Implications of Nord Stream 2 for Ukraine, Poland, and Germany // https://www.wilsoncenter.org/blog-post/security-implications-nord-stream-2-ukraine-poland-and-germany, дата обращения 27.07.2021.

[vi] Macias A., 2021. U.S., Germany strike a deal to allow completion of controversial Russian Nord Stream 2 pipeline // https://www.cnbc.com/2021/07/21/us-germany-strike-deal-to-allow-completion-of-russian-nord-stream-2-pipeline.html, дата обращения 27.07.2021.

[vii] Meister St., 2019. Nord Stream 2: The Dead-End of Germany’s Ostpolitik // https://dgap.org/en/research/publications/nord-stream-2-dead-end-germanys-ostpolitik, дата обращения 27.07.2021.

[viii] Rojansky M., 2021. Deutschland, die USA und Nord Stream 2 // https://dc.fes.de/news-list/e/deutschland-die-usa-und-nord-stream-2, дата обращения 27.07.2021.